Назад

Пелевин Виктор Олегович скачать все книги 67 книг

«…Затворник тихо засмеялся, сделал несколько шагов по направлению к далекому социуму, повернулся к нему задом и стал с силой шаркать ногами, так, что за его спиной вскоре повисло целое облако, состоящее из остатков еды, опилок и пыли. При этом он оглядывался, махал руками и что-то бормотал.
«27 апреля в своем доме в Вествуде, Калифорния, от рака печени умер Карлос Кастанеда. Считается, что ему было 72 года. Никакого погребального ритуала не проводилось, его кремированные останки были увезены в Мексику. Главным в книгах Карлоса Кастанеды, конечно, является не антропологический материал, не его «энергетическая модель вселенной» и не его рецепты употребления растительных психоделиков…»
«…Но самую красивую и самую страшную легенду о московском метро придумали дети; это одна из страшилок, которые рассказывали в пионерлагерях. Когда в палате становилось темно, начинались рассказы о том, что происходит с людьми, которые засыпают в поездах и пропускают конечную станцию…»

Жанр: Проза

Роман «Чапаев и Пустота» сам автор характеризует так: «Это первое произведение в мировой литературе, действие которого присходит в абсолютной пустоте».

На самом деле оно происходит в 1919 году в дивизии Чапаева, в которой главный герой, поэт-декадент Петр Пустота, служит комиссаром, а также в наши дни, а также, как и всегда у Пелевина, в виртуальном пространстве, где с главным героем встречаются Кавабата, Шварценеггер, «просто Мария»…

По мнению критиков, «Чапаев и Пустота» является «первым серьезным дзен-буддийским романом в русской литературе».

Жанр: Проза

Ставший культовым в молодежной среде, роман «Generation „П“» посвящен явлению, проникшему во все поры нашей повседневной жизни, - рекламе. Многие склонны брезгливо отмахиваться от нее как от назойливой мухи, считая чем-то несерьезным. Но разве рекламные слоганы не вошли плотно в нашу речь? Разве «рваная стилистика» рекламных клипов не влияет на наше сознание?

Герой романа Вавилен Татарский полагает, что ему известна подлинная цена рекламы - ведь именно он ее создает. Но ему и в страшном сне не может привидеться истинная сила джинна, выпущенного им из бутылки.

Невероятна книга на нашето време, балансираща между най-жесток цинизъм и изтънчен лиризъм…

… препраща ни към „Generation П“ не само с очевидния паралел между заглавията — някогашното „Generation Пелевин“ се е превърнало в „Empire Victor“. 

В Империята на Виктор пиарите-халдейци все така поробват умовете на хората. Тук те работят в услуга на вампирите-свръхчовеци, които властват над всички.

Само те знаят тайните на „гламура“ и „дискурса“…

… вербуват новите поколения е едно леко ухапване.

И управляват света.

Ксения Дякова, „Читателски бележки в полето на „Ампир В“

Жанр: Проза

«Здравствуй, благородный незнакомец. Ты выглядишь странно, словно родом не из наших мест. Не пришелец ли ты из далеких северных стран? Меня зовут Акико. А как твое славное имя? Введи его и нажми «enter», тогда Акико отопрет.

Шлем ужаса» – это современное переложение мифа о Тесее и Минотавре, своеобразная «пьеса», созданная в стилистике интернет-чата. Виктор Пелевин создал гипнотический мир, в котором сюрреальное сталкивается и сливается воедино с гиперреальным.

Персонажи и сюжеты античной мифологии органично встроены в структуру виртуального диалога XXI века. Открывая книгу, читатель вступает в лабиринт, состоящий из множества параллельных пространств и измерений. Этим лабиринтом является сам текст. Блуждающих по нему ждет Минотавр – чудовище, про которое известно только то, что на голове у него Шлем Ужаса…

Поезд, идущий в никуда и в никогда, – место действия повести «Желтая стрела». Этот поезд – единственное живое пространство, в котором существуют ее (повести) персонажи. Фантастика? Антиутопия? Игровой прием? И то, и другое, и третье, впрочем, как всегда у Пелевина.
Повесть одного из самых ярких современных писателей Виктора Пелевина.
«…Я обращаюсь к вам, чтобы попытаться вместе ответить на некоторые вопросы. Ответить на них, как мне кажется, довольно нелегко – ответ здесь подразумевает не «да» или «нет», а, скорее, некоторый анализ. Я хотел бы услышать мнение профессионалов, именно потому, что у нас самих нет ответов, а только предположения. Основная тема разговора, если поставить ее максимально широкко, это соотношение реальности и имиджа. Меня так же интересуют вопросы, связанные с определением того, что такое общественное сознание с точки зрения PR-технологов и где лежат границы допустимого манипулирования им…»
«– Ты мне умно не говори, – сказал Василий Маралов, гуманитарий на пенсии. – Я сам умный, три книги написал. Проще надо. Вот у тебя что на руке? Часы, да?

Популярные серии